Пропустить навигацию.
изменись сам-изменится мир

Так Творец являет предизбранную иерархию царства

АЛЛА аватар

Многие жаждут приблизится к Богу, и ищут некое знание о Нём,
забывая о том что Он есть Личность.
И что пользы, если находят Его слова и Его чувства, записанные в истории мира,
когда Он всегда был рядом... а Его не замечали...
Зачем искать то, о чем Он не говорил сердцу?
Значит у Него есть веские причины быть безмолвным...
Но речь не об этом.
Многие ищут своего, и Бог им дает то что ищут, ибо знает желания сердца.
И охладевает высокая любовь...
В одиночестве, безбрачии, в отверженности, в отсутствии настоящих преданных друзей,
душа инстинктивно алчет Бога...
И Бог приходит, но видит что сердце искало своего...
Он даёт общение, брак, счастье на земле, друзей - и охладевает высокая любовь...
Нельзя сказать, что она часто полностью остывает, она и была изначально на том уровне, куда и пришла душа.
Какая же любовь оставлена в сердце? Демократичная, социумная, привязанная к образам
и символам в творении, необходимая для существования.
Сердце же человека может желать большего, но не у всех путь к этому предначертан.
Так Творец являет предизбранную иерархию царства, престолы и венцы основанные от вечности.

ЛИЧНЫЙ-ДНЕВНИК-ОБЩЕНИЯ-С-БОГОМ

На главную

АЛЛА аватар

Почему христиане теряют любовь?

Почему христиане теряют любовь?

 Христианство – это религия любви.

Бог открывает Себя миру как Любовь.

Христианство – это жертвенная любовь.

Здесь Бог утверждает принцип вечного бытия как любовь тем, что приносит Самого Себя в жертву. Это таинство – распятие Бога ради человека – приводило в изумление и благоговейный ужас тех, перед кем открывалась бездна Божественной Любви – бесконечная как само существование.

Апостол Иоанн Богослов в Евангелии открывает миру новое имя Бога: это имя – Любовь. Господь в последней беседе с учениками завещал им любить друг друга.

Пребывать в любви это значит пребывать в Боге.

Любовь это тот таинственный меч, который разделяет учеников Христа от учеников демона. Любовь – небесный огонь, который Христос принес на землю; этот огонь должен преобразить человека.

Без огня любви душа человека остается холодной как труп. Святой апостол Иоанн Богослов в конце своей земной жизни повторял слова: «Дети, любите друг друга, – в этом все».

Христианство победило мир любовью; если можно так сказать, сердце языческого мира было пленено и покорено силой и красотой любви. Языческий мир через соприкосновение с христианством почувствовал, что любовь это свет и жизнь.

Пока сердца христиан горели любовью, Церковь была победительницей. Во времена самых лютых гонений она побеждала своих гонителей любовью, открывая им величие и тайну христианства.

Критерием нашей веры является любовь. Истинная вера проявляет себя через любовь и милосердие, которые также неотделимы от нее, как тепло и свет – от огня. Когда теряется вера, то гаснет надежда и исчезает любовь.

Поэтому те, кто не имеют любви и думают что они христиане, – обманывают себя. Их вера иллюзорна. Они воображают себя последователями Христа, не имея главного – Духа Христа.

Языческий мир не устоял перед силой любви Христовой. Но когда она начала оскудевать в сердцах людей, то языческий мир как бы снова ожил.

И не только обрушивается на Церковь гонениями как в первые века, но проникает в сознание самих христиан, искажает учение Христа, делает христианство только формой – деревом, на котором все меньше и меньше плодов.

Отчего оскудела любовь среди христиан?

Начало духовного падения и его конец – это гордость.

Но гордость многовидна и многолика. Гордость присасывается к самому добру, – как некоторые хищные растения, обвивая ствол дерева, питаются его соком, иссушая само растение.

Гордость порождает эгоизм и эгоцентризм – извращенную любовь человека к самому себе.

Гордость в религии принимает формы рационализма и экстатичности.

Гордость рождает веру в свой рассудок, как в универсальный инструмент познания, который проявляет себя через перманентное реформаторство.

Гордость может проявляться в разрушении структур – как анархизм, и, наоборот, в централизации структур – как империализм и диктатура.

Потеря любви обнаруживается в душевной холодности и безразличии к людям, в превозношении и насилии над другими.

Гордый смотрит на людей как на орудие для достижения своих целей – чаще всего своих страстей; человек сам по себе теряет для него ценность.

Гордость рождает тиранов и рабов.

Гордость разделяет и отчуждает людей друг от друга. Гордому кажется, что мир создан для него, что он некий центр, вокруг которого должны вращаться остальные люди, как около звезды – планеты.

Христианская семья – это деятельная любовь, которая возрастает в служении друг другу. Теперь каждый член семьи хочет, чтобы служили ему, и семья становится полем невидимой, но постоянной борьбы за первенство и власть.

Гордый хочет получить больше, чем дает, и оскорбляется, когда другие не понимают его мнимого превосходства.

Поэтому так катастрофически распадаются семьи, будто стеклянная посуда под ударами молота разбивается на мелкие части, оставляя после себя только осколки.

Человек не радуется человеку. Родные не находят времени, чтобы повидаться друг с другом.

Христианин встречает христианские праздники без духовной радости, скорее как будто исполняет долг. Кажется, что всю землю покрыл серый, непроницаемый туман.

Без любви мертвеет человеческая душа, поэтому современные люди глубоко несчастны. Сама религия без любви становится чуждой сердцу и непонятной душе.

В чем причина потери любви?

Этот глобальный процесс; это путь духовной смерти, это самая большая катастрофа последних веков, особенно в наше время, более страшная, чем кровопролитные войны, и стихийные бедствия.

Это расчеловечение человека; он перестает быть личностью и превращается только в существо. Потеря любви, эгоизм и безразличие имеют ряд причин. Остановимся на одной из них.

Любить можно только прекрасное. Безобразное и уродливое можно терпеть, но любить его нельзя. Любовь и красота связаны друг с другом. Воспитание людей и традиции народов как бы несовершенны они не были, имеет в своей основе сохранить красоту и благородство человеческой души.

Традиции, обычаи, общественное мнение, высокая оценка целомудрия, готовность к жертвенности – была формами сохранения любви. Теперь эти традиции осмеиваются и разрушаются; нравственные понятия рассматриваются будто оковы, в которых был заключен человек как узник в прошлые века.

Во все времена существовали грехи и пороки, но они оценивались как зло и болезнь, разъедающая человеческое общество.

Теперь грех и порок перестали возмущать людей; возмущает другое, а именно, осуждение греха. Про людей, живших перед потоком, в Библии сказано, что «они стали плотью», то есть у них исчезли потребности духа, извратились чувства души, и стала властвовать плоть: человек отождествил себя со своим телом, и поэтому пал ниже всех существ, живущих на земле.

Человек теряет красоту своей души, поэтому он не может любить, и его любить не могут. В теле гнездятся только инстинкты и темные страсти. Страсти уродливы; человек может им отдаваться, но любить их не может.

Поэтому люди, теряя красоту – теряют любовь. Ложь, обман, демонический мир наркотиков и алкоголя, блуд и разврат в самых бесстыдных формах делает людей безобразными.

Поэтому между людьми увеличивается дистанция, поэтому эмоциональная холодность делает землю похожей на кладбище, где обитают живые трупы.

В чистоте – духовный свет и радость, а в грехе и пороке – тяжесть и духовный мрак. Чистоту хотят отнять у человека, осмеять, растоптать ее.

Поэтому мир для людей стал чужим и пустым.

Человек не чувствует боль другого, не хочет и не может согреть его теплом своей души.

Человек боится мира и внутренне защищается от людей.

Это одиночество, осознанное и неосознанное, одиночество пустыни – является самым страшным проклятием нашего века.

Архимандрит Рафаил. Карелин

АЛЛА аватар

ЕСТЬ СМЫСЛ!

Библейские сказания: Апостол Павел - 2 серия

 ЕСЛИ В ПРОШЛОМ ПАВЕЛ И ДРУГИЕ ТАК СТРАДАЛИ ЗА ИСТИНУ, ТО ТЕМ БОЛЕЕ И СЕГОДНЯ ЕСТЬ СМЫСЛ ЖИТЬ ПО ЭТИМ ПРИНЦИПАМ.

АЛЛА аватар

Христианство - это великий дар Бога человеческому роду.

Преподобный Иустин (Попович)
Христианство по учению преподобного Макария Египетского

Христианская жизнь

Христианство - это великий дар Бога человеческому роду. Это именно дар, смиренное приношение Всесвятого. Всесовершенного Творца, выражение Его бесконечной любви. Учение преподобного Макария о христианстве открывает эту тайну совершенной любви, называя новозаветный образ жизни духовной стихией, "где столько мудрости и тонкости", что в ее познание человек приходит только при "постепенном возрастании" (Преподобный Макарий Египетский. Духовная беседа 15, 39. //Духовные беседы. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994. Далее сокращенно: 15, 39).

1. Особенности христианской жизни

Постепенно совершенствуя свое внутреннее состояние, христианин не может не видеть, не переживать духовных качеств христианства, с которыми согласуется его внутреннее состояние, потому что Дух Божий наполняет христианскую жизнь и движет ею. При этом христианская жизнь имеет свои особенности. Чтобы полнее раскрыть их, авва Макарий первоначально обращает внимание на общее значение христианства. Для этого преподобный использует описание внутренних состояний последователей мира и христиан.

Показывая изнутри разные направления жизни, святой отец дает как бы духовную характеристику этим направлениям, вскрывая различие между ними. Этим противопоставлением преподобный выясняет общее преимущество и особенности христианства. Он пишет: "Мирские люди подлежат иному влиянию духа лести, по которому мудрствуют земное; а у христиан иное произволение, иной ум, они люди иного века, иного града, потому что Дух Божий пребывает в общении с душами их"(15, 9). Для преподобного Макария никто не свободен от последствий духовного воздействия. Разделяя людей на два направления, авва Макарий сообщает общую, но очень точную характеристику духу, которому подчинены люди мира - это "дух льсти" ("лести"). Данная духовная ориентация, по мысли аввы Макария. находится в полной зависимости от земного, имея своим руководящим началом единственно земные цели. Подчиняя человека законам мира, "дух льсти" опутывает внутреннюю природу тонкими ощущениями "мирского сладострастия" (25, 3) и через это содержит человека в состоянии обмана, прелести, "льсти". Это духовное содержание жизни целенаправленно формирует и направляет разум, волю, творческие качества человека против его небесного призвания. Руководствуясь этим состоянием, мирянин не знает и не понимает духовных качеств христианства, потому что "противление явно и тайно во всем овладело человеком" (21, 2). Эта беззащитность и расположенность мирских людей к сладострастию, по мысли Преподобног, приводит их к крайней степени внутреннего расстройства, и тогда человек становится "чуждым самому себе" 1.

Вообще преподобный Макарий лишь кратко останавливается на описаниях приверженцев мира. Излагая закономерность духовных последствий противления Богу и образу жизни во Христе, авва также указывает первопричину этого противления. Наполненные духовным опытом. "Беседы" преподобного многократно выставляют ее на передний план, указывая на порчу от страстей и греховную тьму, которые "со времени преступления... лежат на всей твари и на всем естестве человеческом" (12, 5), и "проникли во весь грешный род человеческий" (5, 3). Видим, что первопричина этого, по учению аввы Макария, находится в человеческом естестве. Конкретизируя данную проблему, святой отец пишет, что "вследствие преслушания первого человека (люди) приняли в себя странное для нашего естества - вредные страсти" (4, 8). Следовательно, страстное человеческое естество является тем "материалом", с помощью которого дух противления обманывает, запутывает и обольщает человека.

Поэтому, в изъяснении святого отца, христианство является "великой тайной" (27, 4) и владеет такой духовной силой, что человек "еще здесь может получить внутреннее освобождение от уз, тенет, преград и тьмы лукавых духов, то есть от действия тайных страстей" (21, 7). Тем самым, противопоставляя разные направления жизни, авва Макарий указывает общее значение и спасительное преимущество христианства. Далее Преподобный описывает особенности христианской жизни. Особенности христианской жизни, по святому Макарию, - это духовные частности жизни христиан, которые отличают новоначальных от подвизающихся и преуспевающих - от совершенных. В сочинении Преподобного находим богатый описательный материал, которым святой отец старается точнее передать особенности духовной жизни. Например: "святые души носятся и путеводствуются Духом Христовым" (1, 9), "грех примешался к душе" (2, 2), "препобеждены небесным желанием" (4, 15), "порок льстит и склоняет волю ума" (5, 9), "внимать Господу с томлением сердца" (6, 1), "покрывало тьмы" (14, 2), "благодать проникает" (15, 18), "отрезвиться от вещественного упоения" (24, 5). Этими выразительными словосочетаниями раскрывается сложность духовной жизни. Видим, что ее содержание зависит от следующих основных причин - абсолютной духовности христианства, состояния греховности человека и необходимости подвига в духовной жизни. Наличие этих реалий способствует возникновению особенностей христианской жизни, которая обращает христианина к аскетическим средствам. Постепенно совершенствуя внутреннее состояние, подвижник приобретает духовный ум, духовную волю, духовное сердце и в целом согласует свою жизнь с Духом Божиим. Это "духовное возрождение" (26, 2), или христианский путь синергии, позволяет соотносить духовные особенности жизни с необходимыми аскетическими средствами и ясно представлять цель христианской жизни.

АЛЛА аватар

пророчества

страстное человеческое естество является тем "материалом", с помощью которого дух противления обманывает, запутывает и обольщает человека.

Об отпущенном коротком ВРЕМЕНИ в котором нужно успеть найти Бога до закрытия дверей....

15 февраля 2012 года

 Это было днем, когда был на работе, сидел в кабинете. Особо такого духовного состояния не было в этот момент, но по мере видения страх Господень начал умножаться внутри меня, потому что понимание данное было очень сильным. Думал, может из-за ночных молитв. Я изложил слова, которые вычерпал из того, что Господь хотел сказать через это видение...http://outpouring.ru/blog/2012-02-22-2617

11 olga-he (24.02.2012 21:31) несколько лет назад были с мужем на конференции, и нам зачитывали письмо-откровение для христиан поседнего времени:Сатана созвал всемирный съезд бесов. В своей вступительной речи он 
сказал: «Мы не можем помешать христианам ходить в церковь.Мы не можем
удержать их от чтения Библии. Мы даже не можем не позволить им
сформировать личные отношения с их Спасителем. Как только они
устанавливают связь с Иисусом, мы лишаемся власти над ними. Так пусть
ходят в свои церкви, но мы украдём у них их время, так что они не
смогут развивать свои отношения с Иисусом Христом» «Вот что я хочу,
чтобы вы сделали»,- сказал дьявол. «Помешайте им войти в общение с их
Спасителем и поддерживать эту связь в течении дня.» «Как нам это
сделать?» - закричали демоны. «Займите их пустяками и изобретите
безчисленное количество способов, чтобы занять их умы. Искушайте их
тратить, тратить и брать, брать в долг. Убедите их жён задерживаться на
работе, а мужей – работать 6-7 дней в неделю, 10-12 часов в день, чтобы
им была по карману их пустая жизнь. Не давайте им проводить время с их
детьми. Когда их семьи развалятся, а это будет скоро, их дома больше не
будут убежищем от давления на работе. Стимулируйте сверх меры их умы
так, чтобы телевизоры, видеомагнитофоны, СД-плейеры и компьютеры в их
домах работали постоянно, следите за тем, чтобы в каждом магазине и
ресторане мира постоянно звучала не христианская музыка. Это
заблокирует их разумы и разрушит их единство со Христом.. Разложите на
столах в кафе множество журналов и газет. Бомбардируйте их разумы
новостями 24 часа в сутки. Пусть по пути им бросаются в глаза море
рекламных щитов. Наполните их почтовые ящики рекламой, каталогами для
заказа товаров по почте, всевозможными информационными бюллетенями и
предложениями бесплатных товаров, услуг и ложных надежд. Показывайте в
журналах и по телевизору тощих, хорошеньких моделей, так чтобы их мужья
поверили, что внешняя красота – это самое главное и стали бы недовольны
своими жёнами. Сделайте так, чтобы их жёны были слишком усталыми, чтобы
любить своих мужей ночью. Дайте им к тому же головную боль! Если они не
дадут своим мужьям любовь, в которой они нуждаются, мужья начнут искать
её в других местах. Это быстро разрушит их семьи! Отвлеките их
Санта-Клаусом, чтобы они не учили своих детей истинному значению
Рождества. Дайте им пасхального кролика, чтобы они не говорили о Его
воскресении и власти над грехом и смертью. Пусть даже отдыхая, они
доходят до крайности. Пусть даже с отпуска они возвращаются
измождёнными. Сделайте так, чтобы они были слишком заняты чтобы поехать
на природу и полюбоваться Божьим творением. Вместо этого отправте их в
парки развлечений, на спортивные мероприятия, игры, концерты и кино.
Пусть они будут заняты, заняты, заняты! А когда они встретятся для
духовного общения, навяжите им сплетни и слухи, так чтобы они уходили в
смущении. Наводните их жизни таким количеством хороших дел, чтобы у них
не было времени искать силы у Иисуса. Скоро они будут работать
полагаясь на себя, жертвуя своим здоровьем и семьями ради очередного
дела. Это сработает!! Это сработает!! Это был отличный план! Бесы с
радостью отправились на своё задание, заставляя христиан повсюду быть
всё более занятыми и спешить туда и сюда оставляя мало времени для
своего Бога и семей. Не имея времени рассказать другим о силе Иисуса,
способной изменять жизни. Вопрос в том, удался ли дьяволу его замысел?
Вам судить!

АЛЛА аватар

потому что путь - один, так же как и цель - одна.

2. Цель христианской жизни.

По учению преподобного Макария Египетского, христианская жизнь является актом высокого назначения, которым христианин приобретает необходимое Духовное для совершенной полноты в этой жизни и в будущей. Цель христианской жизни, по учению египетского отца, достигается постепенным преодолением повреждений человеческого естества и духовных поднебесных препятствий (Еф.6:12), которые находятся в тесной взаимосвязи и поэтому устраняются единственно подвижническим путем. Другого пути в достижении цели христианской жизни авва Макарий не представляет, потому что путь - один, так же как и цель - одна. Основываясь на личном опыте, авва Макарий использует в изложении своего учения широкий "горизонт" богословско-мистических познаний. Это подтверждает высокую духовную жизнь преподобного.

По учению преподобного Макария Египетского, цель христианской жизни - это единение человека с Духом Божиим. Полный смысл этого духовного акта может стать понятным только тогда, когда мы увидим силу Духа Божия и Его помощь христианину в исполнении его небесного призвания. По учению аввы Макария. человек получил от Творца призвание "жить истинною жизнью" (1, 12), "восстановить первоначальную чистоту" (4, 8), "быть причастным жизни Божества" (4, 9), "соделаться одним и тем же с Самим Христом" (15, 36), "призван к сыноположению, к братству, в невесты Царю" (16, 13), "призван стать совершенным исполнителем заповеди" (21, 2), "стать достойным царствия" (24, 6), "жить вечной жизнью" (44, 9), "быть Его мудростию и общением, быть собственной его обителью, собственною чистою Его невестою" (44, 4).

Предназначенная Творцом и указанная Преподобным через описание духовных состояний задача небесного призвания требует от жизни христианина, во-первых, постоянного духовного делания с большим напряжением сил, чтобы "перемениться, изменить прежнее свое состояние и поведение" (44, 1), а во-вторых, помощь Духа Божия, потому что "душе невозможно самой собою жить в услаждении и упокоении" (1, 11). Христианин испытывает нужду в Духовном. Душа, обремененная ветхим естеством и утесненная подвигом, нуждается в освобождении, бесстрастии и духовном упокоении (29, 7). Поэтому стяжание Духа Божия означает стяжание духовной силы, которая представляет для души человека всестороннее значение в жизни земной и помогает ему осуществить призвание небесное.

Всестороннее значение Духа Божия, по учению преподобного Макария Египетского, первоначально проявляется в освободительных действиях. Помощью и силой Духа мирская лесть ослабляет свои понуждения. Так же и страсти теряют над христианином господство и полноту власти. Следствием Его действий является постепенное обновление человеческого естества. Жестоко терзающие душу противоречия исцеляются исправлением ума, воли, воспитанием сердца, и в целом действиями Духа Божия человек правильно организует свою христианскую деятельность. Своими делами подвижник свидетельствует, что Дух Божий оказал на него просвещающее действие. Приобретаемое здравие души расширяет горизонт познаний, "распростирая мысли ума и в широту, и в долготу, и в глубину, и в высоту всей видимой и невидимой твари" (46, 5), сообщая христианину новый духовный опыт.

Вследствие постепенного преодоления своего ветхого естества, своих страстей и греховных привычек, христианин изменяет внутреннее духовное содержание и, с помощью Духа Божия, "духовно возрастает, преуспевая пред Господом" (1, 11). По слову Преподобного, это называется "возродиться в землю живых"(1, 11). Реально испытывая духовные изменения в душе, подвижник опытно продолжает свой путь. Сравнительное познание внутренних состояний способствует дальнейшему стяжанию цели христианской жизни. Человек на опыте познает, что Дух Святой является "жизнью души" (30, 6). Эта живоносная способность духовной реальности помогает христианину в духовном возрастании. Подвижник становится способным умозреть границы духовного пути, которыми отделяет себя от действий греха и постепенно становится победителем смерти. Усваивая живоносное качество Духа, христианин вместе с тем получает и все необходимое для дальнейшего стремления к Богу. Преподобный Макарий уточняет духовно-необходимое для вечной жизни: "приять елей небесной благодати" (4, 6), "душа упокоена и обрадована Его благостию" (4, 27), "дом души удостаивается многих украшений" (15, 43), "отрешиться и освободиться от всего видимого" (21, 2), "приобрести познание Божие и научиться духовному закону для исполнения святых заповедей Его" (37, 11).

Приведенные цитаты учат, что духовная жизнь имеет свои законы и особенности. Основной закон говорит о том, что совершенно все духовные состояния человека находятся в прямой зависимости от Духа Божия. По учению аввы Макария. единственно Духом Святым христиане пробиваются сквозь толщу поднебесных стихий, "шествуя поверх горького моря лукавых сил, потому что и тело, и душа их соделались домом Божиим" (30, 7).

Проделав этот трудный и опасный путь, подвижник приобретает совершенное познание о падшем естестве и падших духах, свидетельствуя жизнью о душевной чистоте и святости. В святоотеческом учении говорится о том, что христиане, стяжавшие святость, становятся чадами Божиими и сынами по благодати, потому что "чистыми имеют совесть и сердце и всецело искоренили в себе зло" (26, 24). Авва Макарий более расширенно представляет состояние святости, описывая возможности природы этих "достойных верных душ" (4, 11). Он пишет, что "Невидимый бывает для них видим, и Неосязаемый, соразмерно свойству душевной тонкости, бывает осязаем" (4, 11). Этот таинственный и сокровенный союз с Богом является ненасытным духовным желанием. Сокровенная сила Духа, проникая в составы человеческого естества "душа в душу и ипостась в ипостась" (4, 10), составляет с ним один Дух (1Кор.6:7), освобождая от ощущений пространства и времени. Прикосновением Вечного, Бессмертного, Божественного Духа душа испытывает "истинную жизнь" (24, 5), и в горнее, к Богу, увлекается весь человек, не оставляя земным стихиям даже малой его части. Всецело служа Богу, христианин становится духовно связан состоянием совершенства; по учению преподобного Макария, такая душа дошла до цели, потому что Духовным стяжанием приобрела "единую любовь к единому Богу и от всего отрешилась" (5, 7).

Передаваемый в "Духовных беседах" многоценный мистический опыт, по учению святого отца, является доступной для всех христиан духовной реальностью. Более того, христиане, "которые не вкушают небесной пищи Духа и не живут в нетлении, признаются Богом и святыми Ангелами достойными слез" (1, 11). Таким образом, по учению святого Макария Великого, только в христианстве человек получает возможность Духовного стяжания, христианского совершенствования, и тем самым только в христианстве исполняется предназначенная Творцом духовная задача небесного призвания: "будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный" (Мф.5:48)

АЛЛА аватар

Ведь невозможно море оскорбить, Унизить небо ...

Иоган Себастьян Бах – Хоральная прелюдия фа - минор: Ich ruf zu dir Herr Jesu Christ (Я взываю к тебе, Господи")

Зинаида Миркина
Вы никогда не слышали органа. Иначе бы никто и никогда Не оскорбил бы вас и не унизил И не заставил бы дрожать от страха. Ведь невозможно море оскорбить, Унизить небо и доставить боль Вершине горной. То, что в нас болит, То, что нас мучит, То, что нас пугает,-не мы. И в час, когда хоронят Вот то, что так дрожало и болело, Звучит орган, Звучит моя Душа, Которая вне боли И вне страха. Которую нельзя похоронить. Уймите плачь. Иль плачьте, плачьте, плачьте. Но не от расставанья, а от Встречи С моей Душой, которой вы боялись, С моей Душой, которой никогда не знали до конца, С Душой моею, такою же моею, как и вашей. Так ждущей, чтоб ее узнали вы. II Благодарю Йогана Себастьяна За то, что он пришел в мой страшный час, Благодарю Иогана Себастьяна За то, что он привел меня ко Мне. Благодарю Создателя за то, Что он нас утешает целым морем, Всем небом и вершиной снеговой, И помню о немой слезе Исуса Над мертвым Лазарем И плачу вместе с Ним, Хоть воскрешать с Ним вместе не умею И лишь учусь, когда звучит орган.

 

АЛЛА аватар

У самого моря, у самого

У самого моря, у самого Бога...

(Князь Мышкин в сказке, которая и есть настоящая правда)

Облака ушли в кочевье 
И во мхах текут ручьи...
Мы свободны. Мы — деревья.
Мы — не ваши. Мы — ничьи.

Он бродил по лесу и напевал это. Забредал в чащу, поднимал голову, запрокидывал лицо вверх. Смотрел, как качаются вершины. До чего хорошо! «Ну да — ничьи. И я — ничей. Никто меня не отбирает у этого всего. Никто, никто не встает между мной и ЭТИМ. А разве я без ЭТОГО — я? Я без этого всего — отрезанный ломоть, палец без руки, рука без тела». Он тихо засмеялся и лег на траву. «Разве я — только я? А эти деревья, небо, облака — уже не я? Сами по себе? Никто? Ну так и я никто. Не важно, — кто. — Только бы одно с ними».
И ведь это все БЕЗЫМЯННОЕ. Жизнь — безымянна. Она просто ЕСТЬ. И она — бесконечна. Я — конечный. А жизнь бес-ко-неч-на. И ЭТО - БЕСКОНЕЧНОЕ - ВО МНЕ. И потому от меня не отделить ни одной звезды, ни одного листка и ни одной живой души. Все это — я. Я сам — никто, а вместе!.. А вместе мы — всё.
Но ведь люди живут отдельно. Каждый сам по себе. И все так боятся быть обиженными, оскорбленными, обделенными... Иметь все небо и быть обделенными? Разве это возможно? Разве можно видеть дерево и не быть счастливым?
Он вдруг вспомнил одну церковную службу, когда ему в храме было вот так же, как здесь в лесу. И тогда ему показалось, что вот сейчас все обнимутся и поймут, что они братья и сестры по... Бесконечности. Все, все — братья и сестры.
Тогда звучал орган. Какой орган!

Вы никогда не слышали органа,
Иначе бы никто и никогда
Не оскорбил бы вас и не унизил
И не заставил бы дрожать от страха.
Ведь невозможно МОРЕ оскорбить.
Унизить НЕБО
И доставить боль
Вершине горной.
То, что в нас болит,
То, что нас мучит,
То, что нас пугает,
— не мы.

Ну да, — не мы. Я же знаю, что я — не только я. А этот орган и есть моя душа. И не только моя. Вот если бы почувствовать это, тогда все - братья по БЕСКОНЕЧНОСТИ.
А пока этого нет, все сами по себе. Все они кто-то. А небо, а лес, а море — это для них — никто. Это то, без чего вполне можно обойтись.
Он вздрогнул.
«Да ведь душа без ЭТОГО, как птица без пространства. Каково душе в клетке? Бесконечной — в четырех стенах?
Он лежал и смотрел в небо. И только что был очень счастлив. Но вдруг перед ним встало одно лицо. Ее лицо. То, от которого он не мог оторвать взгляда. И его опять точно пронзило. Та¬кое прекрасное лицо — и столько страдания! Да ведь он к ней послан, может быть от всех этих деревьев. От неба послан. Она должна вернуться к этому ВСЕМУ. Снова стать цельной. Потому что она разодрана на части, потому что ей на душу наступили и часть души у нее растоптана, в ней всё болит. И потому он ей нужен больше, чем всем на свете. Ну вот он и рванулся к ней весь, весь.
А она — отпрянула. Нет, не от него. Скорее от себя. Ведь полюбила же она его. Как еще полюбила! И отпрянула. Куда? Зачем? Под нож? В гибель?
Не верит, не верит, что душа в ней жива и чиста, несмотря на все случившееся — чиста. Она своей душе не верит. Она обезумела. Потому что не может ни с ним, ни без него. Точно из души ее стержень вынули — ни на что решиться не может. И в этот круг безумия всех втягивает.
Только что он говорил: «разве можно видеть дерево и не быть счастливым?» А теперь говорит: «разве можно видеть это лицо и быть счастливым?»
Нет! Нет! Нет!... А ведь он пытался. Когда потерял надежду исцелить ее, он попытался вернуться к себе, к свету своему. И вот тогда-то и вспомнил то, другое лицо, которое ведь тоже было прекрасным. Таким прекрасным и совсем без мрака. Ведь может же быть в этом мире прекрасное лицо без муки, без мрака — просто прекрасное лицо, как Деревья.
Господи, как хорошо бы было быть вместе, чтобы... ну чтобы побольше света было. Мир—то ведь больной. Его исцелить нужно. Нужно, чтобы люди вспомнили, что они братья по Бесконечности. И тогда бы все устроилось. И так бы просто!..
В очень трудную минуту жизни своей он думал о том, другом лице, в котором один свет, просто свет. Он ей и написал, что о ней как о свете вспоминает. Она — светлый ангел и ничего ему не нужно от нее — только чтобы она почувствовала в нем брата по Бесконечности. И они будут вместе против всего мрака, всей этой небыли, потому что мрак — небыль, бред; а свет — быль, явь.
Надо, чтобы они были вдвоем в этом мире. «Если сойдутся двое или трое во имя Мое, то Я буду с вами». Ну да, если двое вместе и свет в них, то и Бог — в них. И тогда — такая сила!
А люди нередко сходятся и венчаются даже и живут вдвоем, но без света, без Бога. Как же это, Господи?
Он знает, что так бывает сплошь и рядом, знает и... не верит.
Он верит в другое. Ведь даже когда его пытались убить, он кричал: «не верю! не верю!» Не верил, что крестовый брат может поднять на него нож. Нож над ним занесен был, а он — не верил.
Потому что знал другое. Он не просто верил в Бога, он знал Бога. «Прости им, Отче, ибо не ведают, что творят». Они не ведали. А он — ведал. И потому делал совсем не то, что они. Совсем не то. А они продолжали не ведать, не понимать его и мешать ему.
И этот светлый ангел ему не помог. Случилось невероятное. — Она взяла его за руку и привела к той, больной, лица которой он не мог вынести, лицом которой был точно пронзён насквозь. Привела и сказала: «Вот теперь отвечай — чей ты — мой или её?»
Как?! Не верю! Не верю, что ты хочешь убить ее, хочешь сделать меня убийцей! Ты же ангел. Я в тебе ангела вижу, а в то, что происходит, — не верю!
Еще немножко, и он сойдет с ума или умрет. Да неужели они не видят, что убивают его, что он уже не живой?!
Ну да, он что-то делает, кому-то отвечает. Делает все, что хо¬чет та, больная. Хотя знает, что все идет к гибели, но ничего другого делать не может. Он уже и не он вовсе. Разве с него можно что-нибудь спрашивать? Но никто этого не видит. Он один, один, совсем один. Неужели никто не вспомнит, что мы братья по Бесконечности?..
«Я — ничей!» Вот единственное, что он должен был выкрикнуть в ответ на всё, и — не смог.
Боль, острая, как удар ножа, невыносимая боль сдавила его сердце и он... проснулся. Он сидел на большом камне у самого моря. Над ним свешивалась огромная ветка сосны. Рядом цвела черемуха. Сквозь зелень просвечивало солнце. Море было нежноголубого цвета с россыпью серебра. По обе стороны залива — горы. А над ними — облака. Тяжелеющие, весенние. И этот аромат черемухи! И эта зелень! Такой первый, такой нежно—зеленый цвет!

О, обещание весны
Развеять тягостные сны,
Разлить по миру благодать
И всех до одного созвать
На празднество богоявленья!
Душа моя, в сей день весенний
Сумеешь ли раскрыться ты,
Как эти майские листы,
И вдруг понять — что явь, что бред —
Вся боль твоя иль этот цвет,
С ума сводящий вся и всех
И отпускающий нам грех?

— Сумею, о сумею!
Можно заснуть, но можно и пробудиться. Можно умереть, но можно и воскреснуть. — Воскрес!
После первого потрясения пришла тишина и вся Бесконечность начала снова натекать в душу.

Над морем светились бескрайние зори,
А сосны стояли у самого моря.
И здесь обрывалась земная дорога —
У самого моря, у самого Бога.
Ведь некуда больше — взгляд Божий объемлет
И сосны и море и небо и землю.
И здесь одного лишь душе моей надо —
Самой уподобиться Божьему взгляду.

Что за маленькая фигурка движется впереди? Не то по дальнему берегу залива, не то... прямо по морю... Почти точка. Может, чайка? Приближается. Нет, не чайка — человек. Кто это? Ребенок? Старик? Женщина? Мужчина?
Он закрыл глаза. Потом открыл снова. Кто бы это ни был, пусть, пусть он узнает во мне брата по Бесконечности... Или... или это совсем невозможно?
А фигурка все приближалась. Вот уже ясно видны очертания. Девушка... Он предпочел бы, чтобы это был ребенок, или старик. Он ведь ко всем пришел, равно ко всем. Но это девушка. Идет и улыбается. И останавливается около него. «А может ее море сюда выбросило? Может русалка? Или та, что родится из пены морской? Только море спокойное — ни волны, ни пены».
— Ты откуда появилась? — Тихо спросил он. Она запрокидывает голову и отвечает:
— Оттуда, откуда все мы — из Бесконечности.
Может быть это сон? Опять сон? Или то было явь, а теперь сон? Но нет, это не может быть сном. Бесконечность не снится. Бесконечность — это явь. И явь — это Бесконечность.
А она... она, точно морской пеной, вся обрызгана Бесконеч-ностью. Она светится на ней, переливается, тянется вдаль... И все-таки...
— Ну да, ты из Бесконечности. Как будто из света соткана. Я вижу всё... (он уже видел девушку словно сотканную из света). Но... скажи, что тебе нужно в жизни?
— Что нужно? Да только, чтобы было то, что есть. Разве можно видеть это и не быть счастливой?
Он вздрогнул, поднял на нее глаза и вдруг закусил губу: — Так тебе никто не нужен? А когда ты молишься Богу, ты о чем Его просишь?
— Ни о чем. Он есть. Это все, что мне нужно. Остальное приложится.
— А от человека, которого ты полюбишь, тебе что-нибудь нужно будет? — продолжал он спрашивать.
— Тот, кого я полюблю... В нем все море вместится, а может, и Бог. Что же еще может быть нужно?
— И ты не хотела бы, чтобы он был твой, только твой?
— Если я его полюблю и он меня, так чего же еще?
— И ты никогда не приревнуешь его ни к кому? Не захочешь убедиться, что он любит только тебя, тебя одну?
— Меня одну? А как же это всё? — Уголки ее губ задрожали в улыбке.
— Если сердце мое все обнимет и вместит, то куда же он от меня денется? Если он любит все это так же, как и я, то куда же нам друг от друга?
Она внезапно залилась смехом, серебряным, чистым, переливчатым, точно разбросала вокруг цветы.

И — ни сюжета, ни развязки.
Всё снова с новою весной.
Художник смешивает краски:
Меня с тобой, тебя — со мной.
Какие сны, какие души,
Чей образ, слово, аромат
Мне входят в ноздри, в очи, в уши
И что изволят, то творят?
Снега последние сминая
Восходят первые цветы,
И птицы знают, птицы знают,
Что ты есть я, а я есть ты.

Все это пронеслось в его мозгу, прежде чем он спросил неожиданно для себя самого:
— Кто ты?
— Я — никто. Может быть ты тоже никто? Тогда нас двое. Молчи.
  И он замолчал.

Гостиная Зинаиды Миркиной

АЛЛА аватар

— Кто ты? — Я — никто. Может

— Кто ты?
— Я — никто. Может быть ты тоже никто? Тогда нас двое. Молчи.
И он замолчал.

ничё не поняла Смешно Подмигнуть

АЛЛА аватар

† ПРАВОСЛАВНЫЕ СТАРЦЫ † ▪Все

† ПРАВОСЛАВНЫЕ СТАРЦЫ † ▪
Все святые, молите Бога о нас!

Чем больше богатство без Бога, тем больше нищета. Чем больше знаний без Бога, тем больше пустота.
Только Бог дает человеку богатство и мудрость. Мир без Бога производит нищих и глупцов.

Святитель Николай Сербский
МЫСЛИ О ДОБРЕ И ЗЛЕ.

Старец... В сознании православного верующего народа - это высшее духовное звание, не по внешней церковной иерархии, но по иерархии благодатности, указывающей на предельную для человека близость к Богу.

Старец - это не седой монах преклонных лет, но избранник Божий, кто «состарился в подвигах» и достиг меры мужа совершенного, то есть его чистое сердце соделалось обителью Духа Святаго.

Поэтому Старец - это всегда носитель благодатных даров Духа Святаго: рассуждения, утешения, сердечной непрестанной молитвы, исцеления, прозорливости...

Именно благодатная прозорливость (хотя, может быть, и наименее существенный дар из вышеуказанных) характерная опознавательная черта истинных Духоносных старцев. Прозорливость - - от семантических составных: «про» и «зрение», отсюда и русское слово - прозреть, прозрение. То есть Старец, который находится в Духе Святом, как бы совершенно по-иному видит весь мир, он как бы прозрел от дебелости греховной слепоты - и имеет особый благодатный дар: видеть судьбы Божии в мире сем, в настоящем, прошедшем и будущем... И человеки, подобно Самарянке в беседе со Христом, из этого сверхъестественного свойства заключают, что человек, с которым беседуют, не обычный... В ветхозаветные времена таких людей называли пророками, а в аскетической традиции православия — старцами.

Весьма и весьма немногие подвижники сподобились в народе звания Старца, — в полном, самом таинственном значении этого слова, в значении «избранного сосуда Духа Святаго». Все, кто имел радость общаться с этими дивными подвижниками, отмечают, что они как бы излучали некий Свет, Свет доброты, мира душевного и радости о Господе. Сей Свет витает и ныне над местами, где подвизались святые, а особенно — у их могилки. Потому что это Свет той великой Любви, которая, по слову Писания, «сильнее смерти».

АЛЛА аватар

Праведные и Истинные Пути

Праведные и Истинные Пути Твои Великий Бог Живых, Иисус Христос!
Слава Великая Иисусу Христу!!!

 Библейские сказания: Апокалипсис

"Так Творец являет предизбранную Иерархию Царства..."

Из Ниспослания Отца Небесного(от 2.03.2005г - Из Сборника Шестого...! В ритме Мелодии Души:без знаков препинания!): ..."Тайной ТАЙНОГО было и есть То что в Мире Святом Дети Мои  Мною избранные в Веках и Тысячелетиях Нашего Становления остаются частью Моего самого Святого и Сокровенного  несущего в Себе Моё Становление в Мире Обители Нашей Вселенной...

 В Ваших Святых  и воспетых Миром Святым  ожиданиях    В Ваших Святых и вечно воспеваемых Делах и Деяниях есть     Моя Слава  и Мудрость Святая   дарящая и хранящая Мир Нашей Святости    Мир Становления Нашей Вселенной...

 Ныне склоняю Мудрость и Святость в почитании МИРА  Мною созданного    Дел и Деяний Святых   Всех Святых Поколений   что стали Основой Нашего Становления в Мире  Обители Нашей Святой и Вечной

  Мир Святой был и будет Во Веки Основой Всех Дел и Деяний Наших... Только в Единении   Только в Любви и неразделённости  всех устремлений  единящих Обители Наши  Духовные и Святые  в своих устремлениях созидающих Мир Святой Становления Мироздания  Наша Слава  Наша Мудрость и Вечность во Веки   Дел и Деяний Святых

  Пусть Века и Тысячелетия  эти мгновения  Наших Эпох и Эр восходящих  отныне в Лучах Своих понесут в Слове Своём Мудрость Тех и Того   Кто был и будет Во Веки  Ясностью и Чистотой   Нежностью и Вечностью   Мудростью и Созиданием того Святого и Вечного  что даровано отныне и Во Веки    МИРУ НАШЕМУ   МИРУ СВЯТОМУ...

   Из глубины Веков и Тысячелетий   что ушли в Круги свои   восстаёт и в Сиянии Мудрости Нашей созидается ВРЕМЯ   Грядущих событий Святых

  В каждой Мудрости Святой и сказанной  из глубин Тайн ТАЙНОГО   восстаёт и пеленает своей чистотой Души Святые  вновь восстающие   частью своего созидания увлекая в Вечность Святую...

 Да будут Дела и Деяния Наши  творящие МИР СОЗИДАНИЯ ВЕЧНОСТИ   созидать и творить в Мудрости Нашей  самое Чистое  самое Светлое  самое Яркое  в Мире Святом    И ныне и Во веки     И ныне и Во Все Времена Вечности Нашей..."              2 Марта 2005 года (3-55)